Как работают лагеря для беженцев в Германии

Как работают лагеря для беженцев в Германии в 2020 году

Последние события на мировой политической арене небезосновательно стали причиной увеличения числа желающих перебраться на европейскую часть нашего континента. Мигранты из Сирии, Афганистана, Ирака и других охваченных войной регионов массово хлынули в более благополучные страны в надежде найти не только крышу над головой, но и возможность обрести элементарную надежду на будущее. На что могут рассчитывать иностранцы, какая жизнь ждет их в новых условиях, что могут обеспечить лагеря в Германии для беженцев?

Кто оказывает помощь беженцам на немецкой территории

Еще два года назад ситуация с прибывшими в Германию мигрантами выглядела так, будто все неизбежно идет к закату блестящей политической карьеры канцлера Ангелы Меркель. До сих пор еще не существует достоверных данных, сколько человек прибыло в немецкое государство, какое количество из них получило законный статус, а сколько было выслано обратно.

По последним официальным данным, 61% беженцев останавливается в специальных приемниках или в квартирах, вмещающих несколько семей, так сказать, в жилье общего пользования. Статистика утверждает, что в страну прибыло уже более миллиона просителей убежища. При таком показателе неудивительно, что большая часть из них до сих пор не покидает лагерь беженцев в Германии.

Многие ошибочно полагают, что обязанность заниматься приемом и обустройством мигрантов возложена на посольства стран, из которых прибывают переселенцы. На самом деле такие полномочия на государственном уровне имеются у трех инстанций:

  • полиция;
  • Федеральное ведомство ФРГ по делам беженцев и его региональные представительства;
  • Управление, заведующее делами лиц с иностранным гражданством.

Именно в Управление подается прошение о предоставлении убежища, а вот окончательное решение выносится Федеральным ведомством, точнее, его представительством в регионе, где рассматривается запрос.

В 2015 году на правительственном уровне было проведено совещание с руководством крупного и среднего бизнеса. Ключевая цель, которую преследовали участники совещания, касалась интеграции мигрантов в трудовую сферу. Результатом достигнутых договоренностей стало создание организации под названием Wir zusammen («Мы вместе»). Сегодня она включает 36 компаний, 19 из которых – крупные концерны и холдинги. Так, к примеру, государственное предприятие Deutche Bahn (железная дорога) из 200 тысяч рабочих мест располагает 200 вакансиями непосредственно для беженцев.

Практический совет. Перед тем как оформлять визу или покупать билеты в другую страну, рекомендуем проверить наличие запрета на выезд из страны . Сделать это быстро, безопасно и в режиме онлайн можно при помощи проверенного сервиса Невылет.рф

Важной составляющей процесса адаптации новоприбывших является помощь общественных организаций. Ведь не случайно Германия известна во всем мире как государство с довольно сильным “народным сектором”. Кроме международных организаций, таких, как Красный Крест, Каритас и другие, на немецкой территории успешно функционируют фонды местных сообществ.

Данные структуры представляют собой благотворительные организации, основанные «активными гражданами» (бюргерами), в намерения которых входит улучшение ситуации в конкретных областях жизни общины.

Что касается долей участия, то они распределились примерно следующим образом:

  • частные лица – 80,4%,
  • компании – 12,8,
  • государственные органы – 5,6%,
  • иные организации – 1,2%.

Но все эти совместные усилия не дают гарантии, что мигранту будет присвоен статус беженца и он сможет легализоваться в стране.

Согласно статистике за 2015 год, ситуация с мигрантами в ФРГ выглядит так:

  • 137 136 человек получили удостоверение беженца на основании Конвенции, подписанной в Женеве;
  • 1 707 человек получили дополнительную защиту от других стран;
  • 2 072 мигранта смогли получить защиту от депортации.

Что ждет беженцев в распределительных лагерях

Далеко не все мигранты представляют, что ждет их в чужой стране и чем придется довольствоваться в обмен на мир и возможность спокойно спать по ночам. Ведь к тем, кто прибывает в поисках убежища, отношение, вопреки доброжелательности и готовности помочь, будет более предвзятым, чем к тем, кто въезжает в страну по иммиграционной визе.

Жилье

Лагерь для размещения беженцев представляет собой большую территорию, обнесенную забором, попасть на которую можно только по специальному пропуску.

Дома для переселенцев чаще всего представлены длинными бараками или металлическими фургонами. Само помещение обычно разделено на комнаты, в которых проживает от 4 до 8 человек.

Отдельных номеров, как в гостинице, здесь нет. Кровати двухэтажные, интерьер неприхотлив, а из мебели можно найти только самое необходимое.

В таких постройках беженцы проживают до момента, пока не будет принято решение об их отправке на постоянное проживание в конкретный регион Германии. Там они уже могут рассчитывать на более-менее адаптированное для жизни жилье.

Питание

Каждый прибывший в лагерь обеспечивается едой на весь период пребывания. Вместе с ключами от комнаты выдается карточка или талоны, которые беженец предъявляет в столовой, чтобы получить свою порцию.

Питание в лагерных столовых нельзя назвать слишком разнообразным: раз в день можно получить горячий обед, а вот завтрак и ужин чаще всего представлен сухпайками. Пюре и каши обычно быстрого приготовления – из пакетов.

Но на территории лагеря всегда работает магазин, благодаря которому можно побаловать себя продуктами с более высокими вкусовыми характеристиками. А вот приобрести все это можно только за деньги, которых у переселенцев не так уж и много, а порой и вовсе нет.

Медицинское обслуживание

Не остается без внимания и такой вопрос, как состояние здоровья жителей лагеря. Вполне естественно, что не все беженцы, прежде чем уехать из своего государства, смогли подготовить необходимые документы, и уж тем более никто не думал о медицинской справке.

По этой причине после поселения в лагере им предстоит пройти оязательный медицинский осмотр. Все жители лагеря могут пользоваться медицинскими услугами по мере надобности.

Криминогенная ситуация

Увеличение числа беженцев в Германии с ее размеренным образом жизни не могло не вызвать беспокойства граждан. Большая часть лагерей расположена в пригороде крупных населенных пунктов, где жители знают друг друга с самого рождения, редко закрывают двери домов и рано ложатся спать. И все бы ничего, если бы не участившиеся случаи краж и разбоя.

Не менее серьезной ситуация остается и в крупных городах. Вспомнить хотя бы нашумевший скандал в Кельне, когда атаке беженцев подверглись десятки женщин; после этого по стране прокатилась волна протестов с призывами остановить насилие и ограничить контакты местных жителей с иностранными переселенцами.

В самих лагерях обстановка также далека от идеальной. То там, то здесь в новостях появляются сообщения о драках, убийствах и бесчинстве.

В каких регионах Германии есть лагеря

Поселения для мигрантов расположились на всей территории страны:

  • В Баварии обустроен лагерь для беженцев поближе к Вюрцбургу, точнее, на его окраинах. С целью размещение мигрантов пришлось переоборудовать военно-воздушные базы федерального бундесвера. Сегодня они предоставляют временное жилье для сирийцев, афганцев, ливийцев и даже украинцев.
  • Примерно такое же общежитие можно найти и в небольшом населенном пункте Вольгаст, что в Верхней Померании. Здесь под нужды переселенцев было приспособлено некогда блочное жилое здание времен ГДР.
  • Отдельного внимания заслуживает распределительный лагерь Фридланд, который расположен в Нижней Саксонии. История этого поселения уходит корнями в далекий 1945 год. Изначально оно предназначалось для размещения освобожденных из плена военных, которые прибывали с территории СССР. Позже это место стало служить укрытием для советских мигрантов. К началу нового столетия поток переселенцев сошел на нет, а потому лагерь было решено преобразовать в музей. Но уже к 2014 году страна столкнулась с миграционным кризисом и городок вновь наполнился иностранными беженцами.

Как попасть в это небольшое поселение и на что можно рассчитывать кандидатам, читайте в статье «Лагерь Фридланд».

  • Предоставлением жилья занимаются и власти второго по величине немецкого города. Лагерь беженцев в Гамбурге – это небольшие кампусы, состоящие из домов-вагончиков. Территория окружена забором, на выходе с территории дежурит охрана.
  • Zirndorf – переселенческий городок неподалеку от Нюрнберга в Баварии. Сегодня здесь расселено большое количество курдов и сомалийцев. Здесь мигранты проводят первые 1,5-2 месяца своего пребывания в стране.

Такие же поселения можно найти в Тюрингии, Бремене, Саксонии, Гессене, Бранденбурге и Берлине.

Получение удостоверения беженца

Начинается процедура с того, что кандидат должен подать прошение о присвоении ему статуса беженца или предоставлении убежища. Обратиться можно в полицию или к представителю пограничной службы в аэропорту. Во втором случае понадобится виза, которая позволит законно пересечь границу.

После этого заявитель будет направлен в ведомство, заведующее делами беженцев, откуда будет распределен в лагерь. В какой именно он попадет, будет зависеть от наличия мест. Проживать в таком поселении обязаны все обратившиеся в ведомство.

Далее очередность действий выглядит так:

  • внесение данных в общую систему учета беженцев;
  • снятие отпечатков пальцев;
  • проверка, не пытался ли кандидат получить убежище в другом государстве.
  • установление пути прибытия на немецкую территорию. Если заявитель следовал в Германию через Польшу, тогда его документы будут направлены именно туда.

Далее предусмотрено собеседование, в ходе которого будут установлены причины, заставившие беженца покинуть родную страну. После этого придется ждать решения. Оно может быть нескольких видов:

  • предоставление политического убежища;
  • статус «взятого под государственную защиту»;
  • отказ в статусе, но предоставление годовой визы для проживания в Германии ввиду сложной ситуации в стране исхода;
  • безусловный отказ.

Разобраться в процедуре, которую проходят кандидаты на получение соответствующего статуса, поможет статья «Получение статуса беженца в Германии».

Подводим итоги

Чтобы получить защиту на немецкой территории, необходимо пройти сложный путь, который начинается в специальных распределительных лагерях. Кандидат направляется в один из них после того, как заявит о своем желании просить убежище. Выбор лагеря чаще всего определяется наличием в нем мест.

Лагеря для беженцев расположены по всей территории страны и имеют примерно одинаковое обустройство. На территории поселения заявитель обеспечивается комнатой, питанием и медицинской помощью. Пребывание в лагере продлится ровно столько, сколько потребуется времени для принятия решения о дальнейшей судьбе беженца.

В Германии беженцев размещают в специальных «контейнерных» городках: Видео

И, наконец, самое интересное – ограничение выезда за границу должникам. Именно о статусе должника проще всего «забыть», собираясь в очередной заграничный отпуск. Причиной могут быть просроченные кредиты , неоплаченные квитанции ЖКХ, алименты или штрафы из ГИБДД. Любая из этих задолженностей может грозить ограничением выезда за границу в 2020 году, узнать информацию о наличии задолженности рекомендуем с помощью проверенного сервиса невылет.рф

Статус беженца в Германии: реально ли получить?

Политика открытых дверей в Германии привела к миграционному кризису в 2015 году. Тысячи беженцев с Ближнего Востока и из Северной Африки спровоцировали беспорядки и массовые протесты в стране. Поэтому сегодня миграционная служба ФРГ работает более жестко. Тем не менее получить статус беженца в Германии и соответствующие льготы в 2020 году вполне возможно. Как? Расскажем далее.

Кто может претендовать на получение убежища в Германии?

Определение беженца, данное в соответствующей Конвенции ООН, довольно расплывчатое. Это позволяет представителям многих иностранных государств претендовать на получение гуманитарного статуса. По немецкому миграционному законодательству получение статуса беженца иностранцем возможно, если у него на родине:

  • регулярно нарушаются права человека;
  • имеет место дискриминация по расовому, половому или религиозному признаку;
  • существует реальная угроза для жизни и здоровья человека;
  • ведется преследование людей по политическим убеждениям;
  • занятие бизнесом грозит преследованием со стороны официальных властей или преступных группировок.

Фактически под один из признаков можно подвести огромное количество ситуаций, но немецкие власти в последние годы требуют предъявления убедительных доказательств реальных угроз жизни, здоровью, имуществу. Поэтому в 2020 году рассчитывать на статус беженца могут только жители государств и территорий, на которых ведутся активные боевые действия. В 2020 году это Сирия и Украина. Беженцев из России и других стран СНГ в ФРГ, скорее всего, не примут. Также, как и из государств, непосредственно граничащих с Германией.

Для жителей стран, не затронутых войной, возможен вариант получения в ФРГ политического убежища. Для этого необходимо прибыть в страну на законных основаниях, а потом обратиться в Федеральное ведомство по вопросам миграции и беженцев (BAMF), его территориальные представительства или полицейский участок. Но сделать это можно лишь в том случае, если аналогичного прошения вы не подавали в других странах. Получение политического убежища дает право на законное проживание в стране в течение трех лет. После чего можно оформить ВНЖ. Но не стоит забывать, что политическое убежище может предоставляться временно — до улучшения ситуации в стране исхода.

Как получить статус беженца в Германии?

Подать заявление на получение статуса беженца можно только лично. Делается это на границе или при попадании на территорию страны. И уже тут возникают определенные сложности. Дело в том, что к мигрантам, прибывающим в Германию незаконно, миграционные службы относятся весьма негативно. Выдворение из страны из-за нарушения законодательства — это самый минимум, который может ожидать такого беженца.

Тех, кто о своем желании получения гуманитарного статуса сообщает на границе, отправляют в специальные лагеря, где можно подать заявление на признание беженцем. Там же придется дожидаться ответа от миграционной службы. В зависимости от обстоятельств будет принято решение о начале процедуры по оформлению статуса беженца или отказ с последующей депортацией на родину. Именно последний вариант ждет подавляющее большинство желающих попасть и остаться в ФРГ. Сегодня беженцев в Германии принимают в основном только из Сирии и Украины.

Что касается возможности подачи заявления на территории Германии, то здесь еще больше сложностей. Сам факт того, что вам удалось оформить визу и выехать за границу расценивается германскими миграционными службами как отсутствие ограничений на свободу передвижения. Если же вы прибываете в страну по обычной визе (как турист), то и в графе о цели визита должны указывать соответствующую информацию.

При этом высказанное желание стать беженцем может быть расценено как попытка обмана миграционной службы относительно цели приезда. Необходимо будет предоставить в оправдание веские доказательства угроз и обстоятельств, заставивших покинуть родину.

Так выглядит паспорт беженца в Германии

Совет:

Как видим, сложностей много, но совет всем дать можно только один — прилетать в Германию на самолете. Причем только из тех стран и регионов, где идут реальные боевые действия. Сразу же по прибытии необходимо обратиться к сотрудникам миграционного контроля с заявлением и стараться как можно дольше задержаться в лагере для беженцев, чтобы ваше обращение было рассмотрено и все обстоятельства учтены.

Какие права и льготы имеют беженцы в Германии?

Получение статуса беженца в Германии потому и столь желанно, что дает ряд преимуществ и льгот. Правда, получать гражданство придется на общих основаниях — по праву натурализации, но на социальную поддержку и помощь вполне можно рассчитывать. Еще до получения гуманитарного статуса иммигрант получает:

  • Временное жилье в специальном лагере;
  • Социальное пособие, равное в 2020 году 416 евро;
  • Право на обучение и трудовую деятельность.

Когда решение о предоставлении убежища принято и статус беженца оформлен, мигранты получают все вышеописанные права на постоянной основе, а также медицинскую страховку и увеличенное пособие из расчета 3 000 евро на семью с одним ребенком. После 8 лет проживания в стране (а в некоторых случаях и после 6-7) можно начать процедуру оформления гражданства.

Украинцам получить статус беженца проще, чем Россиянам

Жизнь беженца в Германии

В целом жизнь беженцев в Германии довольно благополучна: есть возможность обучения и трудоустройства, интеграции в общество, а также социальное пособие и медицинская страховка. Единственная сложность, с которой можно столкнуться, это предоставление жилья. Из-за наплыва мигрантов в 2015 году в Германии до сих пор некоторые беженцы ютятся в неприспособленных, но спешно переоборудованных, для этого помещениях. Но это лучше тех условий, от которых пришлось бежать.

Впрочем, если беженцы в Германии готовы работать и зарабатывать, то арендовать жилье они всегда смогут. Но как раз с трудоустройством у многих мигрантов и возникают проблемы. Дело в том, что найти высокооплачиваемую работу без знания языка и профильного образования в стране сложно. А чтобы освоить немецкий, уйдет не меньше 1-2 лет. Как минимум это время придется перебиваться в сфере обслуживания и низкоквалифицированного труда.


Беженцы в Германии. Поселения под Мюнхеном

В последнее время Германия приняла много беженцев с Ближнего Востока. Однако, по мнению многих местных жителей, связанные с этим проблемы весьма преувеличены. Многие беженцы изучают немецкий язык, пытаются устроиться на работу и как-то адаптироваться.

Привет, мои дорогие зрители! Сегодня будет видео серьезное, необычное. Я не хотела снимать на эту тему видео, но вопросов приходит так много. Пожалуй, на сегодняшний день это самое запрашиваемое видео, и я решила не отвечать каждому из вас, хотя уже много раз отвечала на вопросы в комментариях. Также приходят личные вопросы во всех социальных сетях. Я все-таки решила снять это видео, хотя не владею информацией из первых рук. Могу только сказать, как обыватель, живущий в Германии, в Баварии, рядом с Мюнхеном, как я вообще наблюдаю ситуацию с беженцами на сегодняшний день в Германии. Я просто вижу это в городе, но объективно сказать, что это так или так, не получится. Потому что новости говорят одно, газеты говорят другое, а люди – это всегда какая-то третья сторона, такая частная, объективная.

Если говорить о событиях, которые произошли в Кельне на Новый Год, естественно, очевидцы этих событий имеют совершенно другую картину происходящего. Поэтому это будет просто частное мнение, частный взгляд одного человека, в данном случае, меня. Я хочу призвать вас к такому пониманию, что сколько людей, столько и мнений. Каждый увидел в этой проблеме что-то свое, как-то переварил ее. А те, кто попал в самый эпицентр неприятнейших, ужасающих событий, которые были в Кельне, естественно, имеют совершенно другое мнение, экстремальное и яркое.

Наверное, из моего рассказа вы поняли, что я ничего подобного не наблюдала рядом с собой. Вся шумиха, разгоревшаяся из тех событий, до меня докатилась, только исходя из новостей. Я тоже это читала, смотрела, слышала от людей, но самой меня там не было, и я ничего подобного не наблюдала. История длится уже давно, неизвестно, в какое русло она выльется дальше. Даже в самой Германии мнение двоякое. Уверена, что в любой другой стране оно было бы таковым. Многие люди против и считают, что Германия не с нуля достигла своих высот в экономическом плане, создали комфортную жизнь, инфраструктуру, порядок, дисциплину. Не для того это все создавалось, не для того страна порой шла на такие отчаянные шаги, чтобы поднять страну, не для того, чтобы сейчас это все просто раздавать. Причем, по сути, принимает беженцев правительство, а у людей их мнение не спрашивается. Люди выбрали себе правительство и в этой ситуации рулит уже правительство. Естественно, выбор и мнение людей как таковые не спрашиваются. Поэтому есть много недовольных.

Но надо отметить, что есть люди, которые очень сердечно к этому относятся и хотят помогать. Создаются лагеря для беженцев, они здесь заселяются в специальные поселки, и в городах есть, в Гильхинге построили большой комплекс и приняли какое-то количество беженцев, по-моему, несколько тысяч человек. Я вставлю кусочек видео из этого места. Многие немцы пошли работать в такие центры волонтерами без оплаты совершенно по собственному желанию. Они также везут туда одежду, какое-то продовольствие, помогает кто как может. Очень-очень большой процент людей, которые хотят помочь от чистого сердца. Мне кажется, эта нация тоже пережила в своей истории очень многое, сделала какие-то выводы и уроки для себя. Поэтому я считаю, что в этой истории есть еще отголоски с давних или не таких уж давних времен, когда ничего такого не могло случится. Я надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю.

Как меня это касается? Вообще никак. В Мюнхене всегда было очень много иностранцев, город большой, крупный, центральный, один из крупнейших городов в Германии. Поэтому тут всегда было очень много иностранцев разных национальностей, это сразу видно. Поэтому для меня ничего не изменилось. Я не вижу каких-то толп чужеродных, чужестранных людей. Все, как обычно, всегда было много иностранцев и сейчас их тоже много. Ничего визуально не изменилось. Я говорю, что если бы я не была знакома с этой проблемой, я бы вообще ничего бы не заметила.

Еще моя начальница получила письмо от организации, которая помогает беженцам во время их проживания в Германии. Помогает им найти себя в профессии, может, пройти какую-то практику. Они помогают им как-то адаптироваться, чтобы они не просто по улицам ходили, не знаю, куда себя применить, чем заняться, а как-то себя применить, подрасти профессионально. Также языковые курсы им организуют. Они учат немецкий язык, потому что неизвестно, сколько эта история продлится, когда эти люди вернутся по своим домам. Чтобы они не были здесь совсем от общества оторваны, им организуют здесь какие-то интенсивные курсы немецкого языка. Так вот, моя начальница получила письмо от такой организации, в которой было написано: «Если у вас есть свободное место на практику, то не могли бы вы принять одного или двух беженцев?» И вот, моя начальница, пожилая коренная немка, сразу, не советуясь с мужем, с которым совместно владеет фирмой, прочитав письмо, она очень обрадовалась каким-либо образом поучаствовать во всей этой истории с беженцами. Она всех оповестила об этом: и своего мужа, и нас, коллег – что она с удовольствием примет в свою фирму человека, оказавшегося в такой ситуации, чтобы он у нас прошел практику. Не важно, что он будет делать, надо ли ему платить или нет – это все вторые, третьи, десятые вопросы. Самое главное, что человек может принять участие во всей этой истории. Она тут же ответила на письмо согласием. Буквально недавно к нам приходила женщина из этой организации с молодым парнем лет 17-ти, который здесь тоже прошел минимальный интеграционный курс немецкого, какие-то базовые знания у него есть. Женщина привела его на так называемое собеседование, поскольку это 17летний парень, к которого ни профессии. Единственное, чем он обладает – это желание и интерес чем-то заняться, также у него была небольшая практика в фирме брата, который занимается фотографией. Вот и все знания мальчика. Они провели собеседование, понравились друг другу. Я тоже краем уха слышала этот разговор, вполне себе адекватный молодой человек. Видно, что у него есть большое желание как-то проявить себя профессионально. Существуют разные программы, по которым идет распределение беженцев, и этот мальчик подходил под другую программу. Поэтому они его забрали, для того чтобы попробовать в другой программе, но сказали, что если они его не возьмут, то есть еще другие люди. В любом случае, раз у нашей фирмы есть такое желание, то они нам еще кого-то пришлют.

Я думаю, на этом мои познания в этой области исчерпываются. Я еще хочу сказать, что у нас в Гильхинге, в маленьком городке под Мюнхеном, всегда спокойно, люди рано ложатся спать, ставят в свои окна ставни. Очень редко можно встретить гуляющих людей вечером, разве что с собаками. Вообще, такая тишина и покой. Часто можем встретить, что автомобили не закрывают, окна могут оставить открытыми, велики иногда не пристегивают. Чтобы я услышала, что после поселение беженцев у нас в поселке… У нас 10 тыс. жителей, то есть совсем небольшой городок, и у нас поселили, кажется, 2000 беженцев, я точно не знаю. И чтобы после этого у нас начались какие-то погромы, кражи или еще что-то, я такого не слышала, не видела, не замечала. Один раз я увидела на станции Geisenbrunn, где ходит электричка, там висело объявление, что велик украли возле дома. За два с половиной года в Германии первый раз я такое объявление увидела. Значит ли это, что ноги оттуда растут, никто не знает, и делать сразу какие-то выводы было бы очень странно. Когда начался наплыв беженцев в районе аэропорта, там обокрали несколько подряд домов. Кто знает кто это сделал? За руку никого не поймали. Я уверена, что какие-то криминальные вещи здесь все равно происходят, иначе вообще полиция не нужна была бы. Но так, чтобы погромы или каким-то скопом началась криминогенная обстановка, ничего близкого с этим нет. Я порой узнаю какие-то серьезные вещи, которые происходят у нас в Баварии, чаще от родителей, которые в Сибири сидят, смотрят новости по телевизору и испугались за нас, из-за того что у нас тут происходит. В Москве тоже много чего происходит. Неужели каждый москвич может сказать… Если он своими глазами не видел, он также узнает это из новостей, если что-то произошло даже в двух домах от него. Надо это делить на два, не поднимать панику и не думать, что если в новостях показали, то это по всей Германии и каждого задело.

На этом все. Я надеюсь, что я как-то пояснила ситуацию. Надеюсь я никого никак не обидела, потому что я терпеть не могу все эти разговоры на политические темы. Надеюсь, я смогла максимально нейтрально донести информацию, которой владею. На этом все. Увидимся с вами в следующем видео. Пока-пока!

Привет друзья, сейчас вы видите перед собой такое строение. Насколько мне известно, мне сказали, что здесь находится пункт для беженцев, которые сейчас прибыли в Германию в большом количестве. Вот одно из строений здесь. Также здесь рядом поставили какие-то новые строения. Вот такие будочки. Не знаю, что там находится. Сейчас еще покажу, тут буквально 50 метров. Хотелось бы показать такие временные постройки. Это все, похоже, для людей, которые здесь живут. Такая целая вереница блоков. Раньше их здесь не было, раньше на этом месте как раз разбивали цирк. Но в последнем моем влоге вы могли видеть, что цирк сейчас на другом месте, а здесь как раз эти временные постройки поставили. Гильхинг принял какое-то количество беженцев. Не могу точно сказать сколько, но прибыли они к нам тоже. Управление Гильхинга разместило их здесь. Надо сказать, что ни одного человека я сейчас не вижу на территории. Возможно, днем они уходят в какие-то другие места гулять. Я не знаю, но ни одного человека я не заметила. Кстати, многие спрашивают, как вообще в Гильхинге сейчас, в Мюнхене, видно или не видно беженцев. Надо сказать, что если бы мы не смотрели новости и не узнавали из них огромные цифры людей, прибывших сюда, мы бы вообще ничего не заметили.

Беженка из России рассказала о насилии в немецких лагерях

Ситуация в нашей немецкой прессе радикально меняется: если еще совсем недавно, до начала января мы слышали только о тех преимуществах, которые принесут миллионы беженцев нашей экономике и развитию страны, то теперь как снежный ком растут сообщения о бесчинствах и насилии, связанном с новыми мигрантами.

О кошмарах в лагерях для беженцев, через которые прошла попросившая убежища в Германии россиянка по имени Наталия Г., она рассказала изданию Welt.

“Женщины – ничто. Относятся как к собакам.”

“Sie behandeln uns wie Hunde”: Frau berichtet über Gewalt in Flüchtlingsheimen

Во многих лагерях беженцев в Германии женщины не чувствуют себя в безопасности. Регулярно появляются сообщения об унижениях и нападениях со стороны мужской части беженцев.

Женщина, которая бежала из России со своими дочерьми и пережила 4 разных лагеря для беженцев, сказала: то, что там переживают женщины это просто страшно.

Она никогда не думала, что такое положение возможно в Германии, – сказала Наталия Г. в разговоре с изданием Welt.

Русская тележурналистка после ее критики режима правительства в своей стране не чувствовала себя в России в безопасности. И в марте прошлого года приехала в Германию.

Я была счастлива что нахожусь в Германии, в безопасности, сказала она. И все же: во всех четырех лагерях, в которых она побывала со своей дочерью, она была шокирована поведением некоторых мужчин.

Первым ее лагерем стал лагерь в Брауншвейге.

“Каждый вечер прибывало множество полицейских, потому что был постоянный скандал между двумя мужским группами”, – рассказал Г. изданию.

“Я знала, со мной каждую секунду может что-то произойти, если взломают дверь”

«Постоянно в дамском туалете был мужчина, если я хотела воспользоваться туалетом. Они менялись, как будто-бы несли там вахту. И хотели нам показать: вы для нас здесь никто, и и слова вы не имеете».

Только на пятый день после ее прибытия она решилась первый раз принять душ, сообщила она. “Я знала, что в любую секунду со мной может что-то случиться, если взломают дверь”

Когда она захотела узнать у руководства лагеря, почему на этих мужчин нет никакой управы, то не получила ответа.

Брауншвейг был не единственным лагерем, где Г. пережила такие ужасы. Из-за переполненности лагеря вместе со своей дочерью была перемещена в другой лагерь – Орлингхаузен.

Когда она прибыла туда, то с ужасом поняла, что дела обстоят точно так же. Здесь по коридору перового этажа каждый вечер разгуливал мужчина с двумя мачете, заткнутыми за пояс слева и справа.

И точно так же мужчины несли дежурство в дамском туалете. То же самое было и в третьем лагере, в Билефельде.

“С женщинами обращаются как с собаками”

“Я поняла, что это такая система, и я могу сказать, что женщины в этой системе волобще ничего не значат, – сказала она, – Они даже не могут свободно передвигаться. К ним там относятся, как с собакам.”

В один из вечеров руководство лагеря поместило к ней в комнату 13-летнюю девочку, о которой она должна была заботиться. Потому что ее отец учинил насилие над ее матерью.

Целую ночь она прятала эту девочку. Когда на следующее утро перед дверью появилась мать этой девочки, лицо ее было все в красных и синих пятнах, она не выглядела по-человечески, сказала Г. газете. При этом женщина была беременной, как и множество женщин в лагере.

Журналисты спросили, откуда на ее взгляд, эти мужчины? Она не могла точно сказать. “Я не могу узнать национальность по лицу”. Жители лагерей выглядят как выходцы из Пакистана, Афганистана, Сирии, Албании, Македонии.

Г. и ее дочь в конце концов оказались в спортзале в Дортмунде. И однажды дочь в 11 часов вечера пошла одна в туалет и вернулась в панике: молодой африканец ее схватил и попробовал утащить к себе в комнату.

Политик: Программы защиты от насилия необходимы для всех мест размещения беженцев

Политики обеспокоены насилием против женщин в лагерях для беженцев все больше и больше. Однако сделано до сих пор очень мало.

«Если мы серьезно говорим о том, что нужно предотвратить насилие, тогда оно повсюду должно наказываться. В том числе и в лагерях для беженцев» – заявила журналистам представитель партии “Зеленых” Франциска Брантнер.

Политик требует программу защиты от насилия для всех пунктов размещения беженцев, чтобы там были места защиты для детей и женщин, чтобы охрана проходила специальное обучение, для того, чтобы своевременно распознать насилие и правильно реагировать.

По материалам Welt и Focus

Как сообщил Focus со ссылкой Spiegel, шестеро немецких адвокатов подали жалобу на канцлера Ангелу Меркель в конституционный суд в Карлсруэ в связи с ее действиями в области миграционной политики. Юристы считают, что федеральный канцлер нарушила Конституцию, причем уже не первый раз.

Новые транзитные центры для беженцев: зачем они нужны Германии

1 августа в Баварии открылись 7 транзитных центров для беженцев. Их назначение – ускорить рассмотрение документов о предоставлении убежища. Как устроены центры и за что их критикуют?

В среду, 1 августа, в немецкой федеральной земле Бавария открываются первые 7 транзитных центров для мигрантов, желающих получить убежище в Германии. Инициатором появления таких учреждений является лидер партии Христианско-социальный союз (ХСС), которая входит в правящую коалицию в составе блока консервативных партий ХДС/ХСС, министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер (Horst Seehofer). Создание центров является частью ранее представленного миграционного плана Зеехофера, из-за которого чуть не распалось правительство Германии и который направлен на сокращение миграционного потока в страну.

Транзитные центры, Ankerzenter (название составлено из первых немецких букв трех слов: прибытие, решение, высылка на родину. – Ред.), призваны ускорить процесс рассмотрения документов и предоставления убежища прибывающим в страну мигрантам. Между тем в Германии идут острые дискуссии по этому поводу. У противников создания таких центров существует много вопросов, касающихся их деятельности, в том числе и правового характера. Более того, недовольные подчеркивают, что эти учреждения созданы лишь для ускоренной высылки мигрантов на родину. Как же устроены транзитные центры для мигрантов и за что их критикуют?

Что такое транзитный центр для беженцев?

На территории Баварии 1 августа открываются 7 транзитных центров. Мигранты будут находиться в них с момента прибытия и до того, как решится вопрос, могут ли они остаться в Германии или вынуждены покинуть страну. При этом свобода передвижения соискателей убежища будет ограничена. Планируется, что в каждом из центров будут находиться до 1500 мигрантов.

Здесь они будут подавать прошения о предоставлении убежища и ожидать вердикта. В случае положительного ответа мигрантов будут отправлять в места их дальнейшего проживания на территории ФРГ. А если ходатайство будет отклонено, то просителя вышлют из Германии. При транзитных центрах будут постоянно находиться сотрудники Федерального ведомства по делам иностранцев (BAMF), агентства по трудоустройству и других госструктур, связанных с процедурой предоставления убежища.

В течение полугода транзитные центры будут работать в тестовом режиме, затем будет дана оценка их деятельности. Только после этого правительство Германии при поддержке федеральных земель должно будет создать необходимую правовую базу, регулирующую функционирование центров. Интерес к ним – помимо Баварии – пока проявили только три федеральные земли: Гессен, Северный Рейн – Вестфалия и Саксония.

Почему критикуют транзитные центры?

Среди противников транзитных центров – Вернер Шиффауэр (Werner Schiffauaer), глава немецкого Совета по миграции. В интервью DW он выразил сомнение в том, что основная цель создания центров – ускорить рассмотрение документов при получении мигрантами убежища, будет достигнута. “Хорошо, что сотрудники ведомств, участвующих в процессе рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища, будут собраны в одном месте и смогут тесно сотрудничать”, – признает Шиффауер. Но есть сомнения в том, что будут выполнены все громкие обещания инициаторов появления центров.

Представительство в Нюрнберге Федерального ведомство по делам иностранцев

“В однозначно трактуемых случаях, прежде всего, если речь идет о сирийцах, которые прибыли из региона, где идет война, конечно, процедура оформления документов и предоставления убежища будет проходить быстрее. Но в сложных случаях, например, когда речь идет об афганских беженцах, это вряд ли удастся”, – предупреждает глава Совета по миграции.

В качестве примера он называет ранее созданные лагеря по приему беженцев в Бамберге и Манхинге, в каждом из которых уже сейчас около 1000 мигрантов. Люди, находящиеся там, ничем не заняты, изолированы от внешнего мира и не имеют перспектив. Именно это вызывает тревогу у противников транзитных центров.

Как долго мигранты будут находиться в транзитных центрах?

10 процентов мигрантов из лагеря по приему беженцев в Манхинге находятся там уже больше 18 месяцев. Баварский совет беженцев в своем пресс-релизе критикует условия жизни в этом лагере: отсутствие работы, языковых и интеграционных курсов, возможности иметь наличные деньги, ограничение свободы перемещения – это лишь часть проблем, на которые обратил внимание Баварский совет беженцев.

При этом официально, по словам Хорста Зеехофера, никто не сможет находиться в транзитном центре более полутора лет. На это счет существуют четкие правила: максимальный срок пребывания семей в транзитных лагерях составляет 6 месяцев, всех остальных мигрантов – 18 месяцев.

С чем связаны риски создания транзитных центров?

Противники создания транзитных центров критикуют не только столь длительное нахождение в них, но и в целом саму концепцию. Регина Крайдинг (Regina Kreiding) из берлинского ведомства, отвечающего за вопросы трудоустройства и интеграции, в интервью DW подчеркивает: “С политической точки зрения мы считаем контрпродуктивным и не способствующим процессу интеграции то, что большое число людей на протяжении длительного времени будут находиться в таких лагерях”.

Крысы, голод и холод. Как живут беженцы в лагерях Германии

Григорий Иванов, журналист, правозащитник, член Всемирной организации «Репортёры без границ» (Франция) и «Национального союза журналистов» (Великобритания):

— Поняли ли граждане Германии, какая колоссальная трагедия (иначе это нельзя назвать) была совершена в немецких городах и деревнях с использованием их собственных денег, средств налогоплательщиков? То, что произошло сейчас в Германии, которая названа сильной страной, должно открыть глаза на происходящие сегодня в лагерях для беженцев события не только политикам, но и простым гражданам.

Военные базы и нежилые помещения

Лагерь — это чаще всего бывшая американская база, которых много в Германии. На ней ранее проживали солдаты и офицеры. Эти базы так и называются: «Американский лагерь в Гиссене», «Американский лагерь Висбадене» и т. д. Если раньше там развевались американские полотнища, то сегодня можно видеть из окон мусульманские флаги. Так, в столице земли Гессен, Висбадене, в центре города стоит «американский лагерь», и там из окон 3 этажа (прямо над главным входом) развеваются два мусульманских флага. На одном написано большими буквами: «Аллах Акбар!» Очень впечатляет своей символичностью. Это я видел в конце 2016 года.

А на окраине Хеппенхайма под жилище для мигрантов отдали пустующее двухэтажное здание, ранее построенное не для проживания, а для работы. Оно почти вплотную примыкает к городской конюшне. Поскольку конюшня находится выше уровня здания, то под фундамент Центра для беженцев постоянно сливаются стоки отходов от животных. Особенно это ощущается во время дождей. Стоит сильная вонь. Антисанитария. Лошади ходят прямо перед окнами и там же справляют свои естественные надобности.

Прямо перед входом в лагерь для беженцев — огромные, переполненные мусором контейнеры. Из них выпрыгивают большие крысы, а дети, едва завидев их, в страхе кричат и убегают. Крысы живут и внутри помещения. Они бегают в перегородках, вылезают из дыр в стенах и на потолке. Мигранты боятся, что они перегрызут электрические провода, и тогда в их комнатах будет трупный запах.

В этом Центре для беженцев живут сомалийцы, сирийцы, курды, турки, эфиопы, украинцы и русские, а также ингуши и чеченцы из Грозного. Есть много афганцев, пакистанцев, иракцев и людей других национальностей. На первом этаже 23 жилые комнаты, в каждой из которых проживают от 4 до 8 человек. На втором этаже 36 жилых комнат. Общее количество проживающих постоянно меняется. Некоторые живут здесь, по их словам, более года.

Туалеты и душевые стоят прямо на улице. Люди ходят туда и летом, и зимой. От ветра пластмассовые кабинки раскачиваются в разные стороны, рискуя упасть вместе с посетителями. А ещё там очень грязно. Так, в сентябре 2016 один беженец из Чеченской Республики, по его словам, заразился кожным заболеванием в туалете или в душевой комнате, после чего долго лечился. Зимой к туалетам подойти невозможно, потому что везде лёд, так как кабинки поливают струёй воды из шланга, и она сразу замерзает.

Душевые комнаты — бывшие вагончики для рабочих — совсем не приспособлены для мытья и принятия душа. Заходить туда просто опасно. Повсюду вода. Котёл, который должен нагревать воду, стоит на полу. Зимой он сломался, и вода в трубах стала замерзать. Рядом — неработающий обогреватель, который осенью был ещё в рабочем состоянии и отапливал душевую комнату. В начале января сломался и он. Поэтому по утрам нужно ждать, пока вода в трубах оттает, чтобы умыться.

Отдельного внимания заслуживает еда, которой кормят мигрантов. Она не выдерживает никакой критики. На обед: хлеб, чай и макароны, политые красной кислой жидкостью непонятного состава. На второй день тоже: хлеб, чай, рис и снова красная жидкость. Большое количество кислоты вызывает болезненные колики. Поэтому один тяжелобольной беженец с расстройством поджелудочной железы и почек рассказал, что уже четыре месяца назад обратился к руководству центра с просьбой самостоятельно питаться. В ноябре он приехал вместе с немецким переводчиком и на встрече с социальным работником объяснил, что из-за болезни не может питаться такой пищей. Тогда ему порекомендовали не есть вообще. Переводчик попросил возвратить деньги, которые даны беженцу на питание, чтобы больной мог самостоятельно купить себе в магазине еду. Но социальный работник ответила, что деньги не отдадут, даже если он не будет питаться совсем.

Все, с кем мне удалось поговорить, включая родителей с маленькими детьми, признали, что, к сожалению, условия проживания в этом месте хуже, чем во всех других, где они находились ранее. Здесь не только антисанитария, плохо кормят и повсюду большие крысы, но и нередко происходят драки и торгуют наркотиками.

Криминальные центры

В центрах для беженцев ужасающая криминальная обстановка уже давно не новость. Например, охранник Александр из России рассказал, что в «американском лагере» в земле Гессен, где он работает, полиция приезжает каждый день из-за криминальных происшествий, а ночью иногда по 2-3 раза. Даже полицейские боятся лишний раз заходить в жилые корпуса лагерей. Там в любое время суток идёт продажа наркотиков, сплошное пьянство и проституция. Объявления о сексуальных услугах висят в открытом доступе на стенах коридоров. А недавно там произошла массовая драка между албанцами, алжирцами и представителями других национальностей. На территории лагеря дрались более 300 человек, используя ножи, бутылки и металические прутья от разломанных кроватей.

Медицинская помощь

Я неоднократно видел больных, лежащих в комнатах под одеялами. Когда я спрашивал, почему они лежат целыми днями, мне отвечали, что они тяжело болеют. Я не мог понять, почему для них не вызывается скорая медицинская помощь. Мне объяснили одним словом: деньги. Так, в октябре 2016 года в Центр приёма беженцев в Хеппенхайме приехал тяжелобольной. До этого он находился под наблюдением врачей из Висбадена из-за гипертонии. Сразу по приезде мужчине стало плохо, у него поднялось давление. Сидя на полу в столовой он умолял руководство центра вызвать скорую помощь. Но работница центра сказала ему, что сделает всё, чтобы его вылечить. Она принесла таблетки, измерила давление, но вызвать «скорую» всё равно отказалась. Беженцы объяснили мне, что здесь не вызывают «неотложку», потому что за это нужно платить.

А в июле 2016, когда я побывал в другом подобном центре, расположенном в Кронберге, я увидел, как возле медицинского пункта сидят беженцы в ожидании приёма. От врача вышел молодой человек из Африки. Он держался за живот и со слезами на глазах рассказал, что ему отказали в помощи, потому что за его лечение нужно платить. У него уже давно были сильные боли в животе, но доктор ответил, что такое лечение для мигрантов не оплачивается, поэтому больному нужно ждать решения немецких властей. Не раньше, чем через полгода его документы будут рассмотрены и, если ответ будет положительным, он получит специальную страховую карту и только потом необходимое лечение. И больной человек со слезами пошёл в помещение центра дальше страдать и мучиться. После этого из медпункта вышел другой беженец с большой опухолью на щеке. Он рассказал, что ему отказали в лечении у зубного врача, хотя он не может спать по ночам, и с каждым днём опухоль только увеличивается. Но дантист отказал ему в лечении по той причине, что его опухоль не доказывает, что у него есть острая зубная боль.

Я услышал в тот день семь похожих историй. И у меня сложилось мнение, что чиновники Федерального ведомства по делам миграции и беженцев Германии стали считать деньги божеством, которое выше человеческих жизней и здоровья людей.

«Мама Меркель» из Хеппенхайма

Но есть и люди, желающие искренне протянуть руку помощи беженцам. Так, в Хеппенхайме мне удалось познакомиться с руководителем центра для мигрантов, фрау Бригитте Вехт. Все называют её «Мама Меркель». На стенах дети с любовью написали красками её «имя» — «Мама Меркель» — в окружении мусульманских имён. Это открытая, эмоциональная женщина, и дети её любят. Они постоянно забегают к ней в кабинет и кричат: «Мама Меркель! Мама Меркель!» Бригитте с ними играет, общается, и видно, что она сама любит их. Чувствуется, как она старается решать проблемы приезжих. К ней целыми днями идут в кабинет разные люди, беженцы из других мест, и всем она старается помочь.

В этом неподдельном стремлении «Мамы Меркель», в её позитивном настрое, я узнаю многих простых немцев, которые сегодня сочувствуют беженцам и качают головой, когда узнают об их трудностях. Но это сострадание проявляется только до определённой границы, когда мигрантов не видно на улицах, они живут не по соседсту, а где-то далеко, в лагерях. Как только иностранцы появляются в городах рядом с немцами, сразу появляется беспокойство, страх и нескрываемая ненависть к чужакам.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Беженцы в Германии. Поселения под Мюнхеном

В последнее время Германия приняла много беженцев с Ближнего Востока. Однако, по мнению многих местных жителей, связанные с этим проблемы весьма преувеличены. Многие беженцы изучают немецкий язык, пытаются устроиться на работу и как-то адаптироваться.

Привет, мои дорогие зрители! Сегодня будет видео серьезное, необычное. Я не хотела снимать на эту тему видео, но вопросов приходит так много. Пожалуй, на сегодняшний день это самое запрашиваемое видео, и я решила не отвечать каждому из вас, хотя уже много раз отвечала на вопросы в комментариях. Также приходят личные вопросы во всех социальных сетях. Я все-таки решила снять это видео, хотя не владею информацией из первых рук. Могу только сказать, как обыватель, живущий в Германии, в Баварии, рядом с Мюнхеном, как я вообще наблюдаю ситуацию с беженцами на сегодняшний день в Германии. Я просто вижу это в городе, но объективно сказать, что это так или так, не получится. Потому что новости говорят одно, газеты говорят другое, а люди – это всегда какая-то третья сторона, такая частная, объективная.

Если говорить о событиях, которые произошли в Кельне на Новый Год, естественно, очевидцы этих событий имеют совершенно другую картину происходящего. Поэтому это будет просто частное мнение, частный взгляд одного человека, в данном случае, меня. Я хочу призвать вас к такому пониманию, что сколько людей, столько и мнений. Каждый увидел в этой проблеме что-то свое, как-то переварил ее. А те, кто попал в самый эпицентр неприятнейших, ужасающих событий, которые были в Кельне, естественно, имеют совершенно другое мнение, экстремальное и яркое.

Наверное, из моего рассказа вы поняли, что я ничего подобного не наблюдала рядом с собой. Вся шумиха, разгоревшаяся из тех событий, до меня докатилась, только исходя из новостей. Я тоже это читала, смотрела, слышала от людей, но самой меня там не было, и я ничего подобного не наблюдала. История длится уже давно, неизвестно, в какое русло она выльется дальше. Даже в самой Германии мнение двоякое. Уверена, что в любой другой стране оно было бы таковым. Многие люди против и считают, что Германия не с нуля достигла своих высот в экономическом плане, создали комфортную жизнь, инфраструктуру, порядок, дисциплину. Не для того это все создавалось, не для того страна порой шла на такие отчаянные шаги, чтобы поднять страну, не для того, чтобы сейчас это все просто раздавать. Причем, по сути, принимает беженцев правительство, а у людей их мнение не спрашивается. Люди выбрали себе правительство и в этой ситуации рулит уже правительство. Естественно, выбор и мнение людей как таковые не спрашиваются. Поэтому есть много недовольных.

Но надо отметить, что есть люди, которые очень сердечно к этому относятся и хотят помогать. Создаются лагеря для беженцев, они здесь заселяются в специальные поселки, и в городах есть, в Гильхинге построили большой комплекс и приняли какое-то количество беженцев, по-моему, несколько тысяч человек. Я вставлю кусочек видео из этого места. Многие немцы пошли работать в такие центры волонтерами без оплаты совершенно по собственному желанию. Они также везут туда одежду, какое-то продовольствие, помогает кто как может. Очень-очень большой процент людей, которые хотят помочь от чистого сердца. Мне кажется, эта нация тоже пережила в своей истории очень многое, сделала какие-то выводы и уроки для себя. Поэтому я считаю, что в этой истории есть еще отголоски с давних или не таких уж давних времен, когда ничего такого не могло случится. Я надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю.

Как меня это касается? Вообще никак. В Мюнхене всегда было очень много иностранцев, город большой, крупный, центральный, один из крупнейших городов в Германии. Поэтому тут всегда было очень много иностранцев разных национальностей, это сразу видно. Поэтому для меня ничего не изменилось. Я не вижу каких-то толп чужеродных, чужестранных людей. Все, как обычно, всегда было много иностранцев и сейчас их тоже много. Ничего визуально не изменилось. Я говорю, что если бы я не была знакома с этой проблемой, я бы вообще ничего бы не заметила.

Еще моя начальница получила письмо от организации, которая помогает беженцам во время их проживания в Германии. Помогает им найти себя в профессии, может, пройти какую-то практику. Они помогают им как-то адаптироваться, чтобы они не просто по улицам ходили, не знаю, куда себя применить, чем заняться, а как-то себя применить, подрасти профессионально. Также языковые курсы им организуют. Они учат немецкий язык, потому что неизвестно, сколько эта история продлится, когда эти люди вернутся по своим домам. Чтобы они не были здесь совсем от общества оторваны, им организуют здесь какие-то интенсивные курсы немецкого языка. Так вот, моя начальница получила письмо от такой организации, в которой было написано: «Если у вас есть свободное место на практику, то не могли бы вы принять одного или двух беженцев?» И вот, моя начальница, пожилая коренная немка, сразу, не советуясь с мужем, с которым совместно владеет фирмой, прочитав письмо, она очень обрадовалась каким-либо образом поучаствовать во всей этой истории с беженцами. Она всех оповестила об этом: и своего мужа, и нас, коллег – что она с удовольствием примет в свою фирму человека, оказавшегося в такой ситуации, чтобы он у нас прошел практику. Не важно, что он будет делать, надо ли ему платить или нет – это все вторые, третьи, десятые вопросы. Самое главное, что человек может принять участие во всей этой истории. Она тут же ответила на письмо согласием. Буквально недавно к нам приходила женщина из этой организации с молодым парнем лет 17-ти, который здесь тоже прошел минимальный интеграционный курс немецкого, какие-то базовые знания у него есть. Женщина привела его на так называемое собеседование, поскольку это 17летний парень, к которого ни профессии. Единственное, чем он обладает – это желание и интерес чем-то заняться, также у него была небольшая практика в фирме брата, который занимается фотографией. Вот и все знания мальчика. Они провели собеседование, понравились друг другу. Я тоже краем уха слышала этот разговор, вполне себе адекватный молодой человек. Видно, что у него есть большое желание как-то проявить себя профессионально. Существуют разные программы, по которым идет распределение беженцев, и этот мальчик подходил под другую программу. Поэтому они его забрали, для того чтобы попробовать в другой программе, но сказали, что если они его не возьмут, то есть еще другие люди. В любом случае, раз у нашей фирмы есть такое желание, то они нам еще кого-то пришлют.

Я думаю, на этом мои познания в этой области исчерпываются. Я еще хочу сказать, что у нас в Гильхинге, в маленьком городке под Мюнхеном, всегда спокойно, люди рано ложатся спать, ставят в свои окна ставни. Очень редко можно встретить гуляющих людей вечером, разве что с собаками. Вообще, такая тишина и покой. Часто можем встретить, что автомобили не закрывают, окна могут оставить открытыми, велики иногда не пристегивают. Чтобы я услышала, что после поселение беженцев у нас в поселке… У нас 10 тыс. жителей, то есть совсем небольшой городок, и у нас поселили, кажется, 2000 беженцев, я точно не знаю. И чтобы после этого у нас начались какие-то погромы, кражи или еще что-то, я такого не слышала, не видела, не замечала. Один раз я увидела на станции Geisenbrunn, где ходит электричка, там висело объявление, что велик украли возле дома. За два с половиной года в Германии первый раз я такое объявление увидела. Значит ли это, что ноги оттуда растут, никто не знает, и делать сразу какие-то выводы было бы очень странно. Когда начался наплыв беженцев в районе аэропорта, там обокрали несколько подряд домов. Кто знает кто это сделал? За руку никого не поймали. Я уверена, что какие-то криминальные вещи здесь все равно происходят, иначе вообще полиция не нужна была бы. Но так, чтобы погромы или каким-то скопом началась криминогенная обстановка, ничего близкого с этим нет. Я порой узнаю какие-то серьезные вещи, которые происходят у нас в Баварии, чаще от родителей, которые в Сибири сидят, смотрят новости по телевизору и испугались за нас, из-за того что у нас тут происходит. В Москве тоже много чего происходит. Неужели каждый москвич может сказать… Если он своими глазами не видел, он также узнает это из новостей, если что-то произошло даже в двух домах от него. Надо это делить на два, не поднимать панику и не думать, что если в новостях показали, то это по всей Германии и каждого задело.

На этом все. Я надеюсь, что я как-то пояснила ситуацию. Надеюсь я никого никак не обидела, потому что я терпеть не могу все эти разговоры на политические темы. Надеюсь, я смогла максимально нейтрально донести информацию, которой владею. На этом все. Увидимся с вами в следующем видео. Пока-пока!

Привет друзья, сейчас вы видите перед собой такое строение. Насколько мне известно, мне сказали, что здесь находится пункт для беженцев, которые сейчас прибыли в Германию в большом количестве. Вот одно из строений здесь. Также здесь рядом поставили какие-то новые строения. Вот такие будочки. Не знаю, что там находится. Сейчас еще покажу, тут буквально 50 метров. Хотелось бы показать такие временные постройки. Это все, похоже, для людей, которые здесь живут. Такая целая вереница блоков. Раньше их здесь не было, раньше на этом месте как раз разбивали цирк. Но в последнем моем влоге вы могли видеть, что цирк сейчас на другом месте, а здесь как раз эти временные постройки поставили. Гильхинг принял какое-то количество беженцев. Не могу точно сказать сколько, но прибыли они к нам тоже. Управление Гильхинга разместило их здесь. Надо сказать, что ни одного человека я сейчас не вижу на территории. Возможно, днем они уходят в какие-то другие места гулять. Я не знаю, но ни одного человека я не заметила. Кстати, многие спрашивают, как вообще в Гильхинге сейчас, в Мюнхене, видно или не видно беженцев. Надо сказать, что если бы мы не смотрели новости и не узнавали из них огромные цифры людей, прибывших сюда, мы бы вообще ничего не заметили.

Источники:
http://migrantumir.com/status-bezhenca-v-germanii/
http://immigrant.today/article?search=%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%B5%D1%80%D1%8F%20%D0%B4%D0%BB%D1%8F%20%D0%B1%D0%B5%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%B2%20%D0%B2%20%D0%93%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8
http://russkoepole.de/ru/section-blog/2871-bezhenka-iz-rossii-rasskazala-o-nasilii-v-nemetskikh-lageryakh.html
http://www.dw.com/ru/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B5-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B7%D0%B8%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%86%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80%D1%8B-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B1%D0%B5%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%B2-%D0%B7%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%BC-%D0%BE%D0%BD%D0%B8-%D0%BD%D1%83%D0%B6%D0%BD%D1%8B-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8/a-44899884
http://aif.ru/society/opinion/krysy_golod_i_holod_kak_zhivut_bezhency_v_lageryah_germanii
http://immigrant.today/article?search=%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%B5%D1%80%D1%8F%20%D0%B4%D0%BB%D1%8F%20%D0%B1%D0%B5%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%B2%20%D0%B2%20%D0%93%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8
http://yurzone.ru/pereezd-na-postoyannoe-mesto-zhitelstva-v-germaniyu-iz-rossii.html

Ссылка на основную публикацию