Турецкое общество в Германии

Турецкое общество в Германии

Турки в Германии формируют самое большое национальное меньшинство в стране. Они начали приезжать на немецкие земли в 60-е годы прошлого века в поисках работы, и всего за несколько десятилетий сформировали на территории ФРГ целую диаспору с сохраненными культурными традициями, языком и религией.

История турецкой диаспоры в ФРГ

История появления турецкой диаспоры в Германии начинается с соглашения о приёме граждан Турции в качестве временных работников, подписанного в 1961 году. В послевоенное время Германия сильно нуждалась в дешевой рабочей силе, поэтому начала выдавать рабочие визы гражданам стран со слабой на то время экономикой.

Наряду с турками были приглашены граждане Италии, Испании, Греции. Но если за несколько десятилетий уровень экономики в других странах поднялся и временные рабочие возвратились на родину, то многие турецкие гастарбайтеры предпочли остаться в ФРГ.

Со временем немецким правительством были внедрены законы, разрешающие трудовым мигрантам воссоединение с семьей. По этой причине многие турки до сих пор едут в Германию на заработки, а затем остаются в ФРГ и перевозят в страну жён и детей.

Численность турок и их размещение

Турки составляют приблизительно одну четверть всех иностранных иммигрантов в стране. Если в 1961 году на работу в ФРГ приехало около 8 000 тысяч турок, то по результатам переписи населения 2014 года их численность насчитывала уже более 1,5 миллионов человек. При этом в данных переписи учитываются только те иммигранты, которые имеют турецкое гражданство. Кроме них еще около 1,3 миллиона человек оформили немецкое гражданство.

Так, в сумме численность турецкого населения в Германии составляет почти 3 миллиона человек.

60 % иммигрантов из Турции едет в большие города, остальные направляются в маленькие населенные пункты. Федеральными землями, наиболее заселенными турками, являются Баден-Вюртемберг и Северный Рейн-Вестфалия.

Больше всего турок можно встретить в таких промышленных городах, как Штутгарт, Мюнхен, Франкфурт-на-Майне, Дюссельдорф, Мангейм, Кёльн, Майнц, а также в Берлине. В столице выходцы из Турции в основном селятся в районах Нойкёльн и Кройцберг. Последний, к слову, даже начали называть Маленьким Стамбулом.

Культурные различия

Культуры Германии и Турции являются несколько конфликтующими. Большинство иммигрантов из Турции на территории ФРГ соблюдают турецкие традиции и придерживаются устоев страны происхождения. Если первое поколение турок, прибывших на работу в послевоенное время, в большинстве своем было окружено только представителями своей этнической группы, то второму и третьему поколению уже приходится всё больше приобщаться к немецкой культуре. Сильное немецкое влияние сказывается на учебе и работе, но дома турки до сих пор поддерживают свою культуру.

В семье и в общении с соседями турецкая речь остается главной. Турецкий – второй по распространенности язык в Германии. В некоторых регионах уроки этого языка входят в обязательную школьную программу, но в большинстве случаев возможность его изучать предоставляется на выбор.

Устная турецкая речь претерпевает сильные изменения в силу того, что многие иммигранты начали применять в ней немецкие синтаксические и грамматические конструкции.

Второе и третье поколения турок все еще говорят на родном языке, но уже с немецким акцентом, вплетая в речь местный диалект. Выходцы из неблагополучных социальных слоев, наоборот, в своей немецкой речи заменяют многие слова аналогами из турецкого и арабского языков.

Главной особенностью, указывающей на разницу менталитетов турок и немцев, является вера. Турецкие иммигранты составляют наибольшую часть представителей мусульманства в ФРГ (63,2 % всех мусульман в стране было в 2009 году). Немецкие турки придают большое значение вопросу религии не столько в плане самого вероисповедания, сколько в плане национальной самоидентификации.

Проблема интеграции

Интеграции турок в Германии сопутствуют некоторые проблемы, связанные с адаптацией этого народа к немецкой жизни. Основными причинами, которые привносят сложности в интеграционный процесс, являются:

  • значительные отличия в менталитетах турецких и немецких граждан, сохранение турецких обычаев и национальной самоидентификации;
  • отсутствие возможности стремительной смены социального статуса в немецком обществе;
  • лояльная правительственная политика Германии в отношении мало интегрированных этнических групп;
  • отсутствие работы у большинства жен турецких рабочих, что не дает им возможности приобщиться к немецкой культуре;
  • турки предпочитают жениться на своих соотечественницах в Турции, а затем привозить их в Германию. Нежелание сочетаться браком с немками приводит к тому, что национальные обычаи сохраняются внутри семьи и продолжают развиваться в следующих поколениях;
  • возможность получить немецкое гражданство для детей, родившихся в турецких семьях. Это обеспечивает социальные выплаты, что не мотивирует турок к интегрированию;
  • доступ к турецкому телевидению, радио, газетам и так далее.

Политическая вовлеченность

Поскольку первое поколение приехавших в Германию турок рассматривало свое пребывание здесь как временное, то немецкая политика их мало интересовала. К тому же до сих пор большинство иммигрантов сохраняют турецкое гражданство и больше интересуются политикой в Турции, нежели в ФРГ.
Однако в последнее время среди иммигрантов из Турции начала проявляться некоторая заинтересованность местной политикой. В основном это проявляется в приверженности к Социал-демократической партии Германии (СДПГ) из-за ее позицией касаемо натурализации и иммигрантов. Некоторые немецкие граждане, имеющие турецкое происхождение, начали вступать в ряды парламентариев.

Заключение

История турецкого народа в Германии началась в середине ХХ века. Тогда немецкое правительство приглашало иностранных рабочих для временного заработка на фабриках и заводах. Но срок предполагаемой изначально временной работы был продлён, многие из иммигрантов привозили в ФРГ свои семьи и устраивали здесь свою жизнь.

За многие десятилетия выходцам из Турции так и не удалось интегрироваться в немецкое общество по многим причинам. Таким образом, турки составляют наибольшую иностранную диаспору на территории ФРГ.

Как живут турки в Германии: Видео


Какие выводы извлекут в Берлине из турецкого референдума?

В отличие от большинства немецких политиков правительство Германии сдержанно комментирует результаты референдума в Турции. Многих в ФРГ удивил вотум турецких избирателей, живущих здесь.

Президент Турции Эрдоган 16 апреля

“Для Турции дверь в ЕС теперь окончательно закрыта”, – прокомментировала заместитель председателя правящего в Германии Христианско-демократического союза (ХДС) Юлия Клёкнер (Julia Klöckner) результаты референдума 16 апреля, инициированного турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Крайне негативно оценили исход голосования и представители других представленных в бундестаге партий ФРГ. Официальный Берлин не столь категоричен.

Немецкие политологи тем временем гадают, почему живущие в Германии турки еще активнее, чем их сограждане на родине, поддержали план Эрдогана превратить Турцию в президентскую республику с расширенными почти до авторитарных полномочиями главы государства.

“Тематическое партнерство” вместо членства в ЕС?

Официальные переговоры о вступлении Турции в Европейский Союз начались в 2005 году. Этот процесс сопровождается ежегодными перечислениями из Брюсселя в Анкару многомиллионных средств, которые, по замыслу ЕС, должны помочь стране-кандидату подтянуть до евросоюзных стандартов свои нормы в сферах демократии, прав человека, юстиции и гражданского общества. На период с 2014 до 2020 года в бюджете ЕС на эти цели запланированы 4,45 миллиарда евро.

Пустая трата денег, считают теперь многие и в Германии, и в Европарламенте. Его вице-председатель, немецкий либерал Александер Ламбсдорфф (Alexander Graf Lambsdorff) потребовал “прекратить неискренние переговоры о вступлении Турции в ЕС и начать выстраивать отношения с ней на другой основе”.

Но на какой? Лидер консервативной фракции в Европарламенте, представитель баварского Христианско-социального союза, входящего в правящий в Германии блок ХДС/ХСС, Манфред Вебер (Manfred Weber) предлагает поддерживать с Турцией “тематическое партнерство”, например, в борьбе с международным терроризмом или в преодолении миграционного кризиса.

Немецкие парламентарии из оппозиционных фракций предлагают и более радикальные меры: подумать об исключении Турции из НАТО, прекратить поставки в страну немецких вооружений, отозвать оттуда военнослужащих бундесвера, а натовскую базу перевести из турецкого Инджирлика на греческую часть Кипра или в Иорданию, расторгнуть заключенный Евросоюзом по инициативе Берлина миграционный пакт с Анкарой.

Смертная казнь красная черта

Куда сдержанней реакция официального Берлина. Канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) и министр иностранных дел Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) в совместном заявлении признали результаты голосования, с уважением отнеслись к “праву турецких граждан принимать решения о собственном конституционном порядке” и выступили за скорейшее возобновление двустороннего германо-турецкого диалога.

Меркель и Эрдоган на встрече в Берлине в феврале 2014 года

Ранее и Ангела Меркель не видела для Турции перспективы присоединения к ЕС, предлагала для этой страны формулу “привилегированного партнерства”. Теперь, однако, она воздерживается от требования вовсе прекратить переговоры с Анкарой о вступлении Турции в ЕС, фактически замороженные с декабря прошлого года. Тогда лидеры Евросоюза решили до поры до времени не начинать диалог с Турцией по новым главам переговорного процесса.

Наблюдатели считают, что такая позиция официального Берлина объясняется его опасением в том, что, окончательно лишившись европейской перспективы, Турция еще сильнее будет дрейфовать в сторону Москвы и вовсе откажется от ориентации на стандарты ЕС в сферах государственного права и соблюдения прав человека.

Есть, правда, и красная черта, переход которой сделает перспективу вступления Турции в Евросоюз невозможной – восстановление смертной казни. В таком случае страну исключат и из Совета Европы. Намерение восстановить смертную казнь президент Эрдоган подтвердил в день референдума.

Немецкие турки и Эрдоган

Кроме дискуссии о будущих отношениях ФРГ и ЕС с Турцией в немецких СМИ активно обсуждаются итоги голосования в референдуме живущих в Германии турок. Всего их – около трех миллионов, турецкое гражданство, а с ним и право голосовать имеют 1,4 миллиона.

Турецкие избиратели голосовали в консульствах Турции в Германии

Многие недоумевают, почему Эрдоган добился в Германии большего успеха, чем в самой Турции. Там его реформы, по официальным данным, поддержали 51,4 процента избирателей, в ФРГ – 63,07 процента, то есть, почти две трети. Во многих комментариях звучит упрек в адрес немецких турок. Мол, сами пользуются всеми благами либерального правового государства, демократическими правами, а своим согражданам в Турции в этом отказывают, голосуют за авторитарного политика.

Встревожен и председатель Турецкой общины в Германии Гёкай Софуоглу (Gökay Sofouglu). Он обеспокоен тем, что представители второго и даже третьего поколения бывших турецких гастарбайтеров, живущие сейчас в Германии, “делают выбор в пользу системы, топчущей ногами все демократические права”.

Не надо паниковать?

Политолог Сергей Лагодинский (Sergey Lagodinsky) из близкого к партии “зеленых” фонда имени Генриха Бёлля предлагает не торопиться с выводами. Он обращает внимание на то обстоятельство, что явка избирателей в Турции составила, по официальным данным, более 85 процентов, а в Германии – менее половины этой цифры. “Это значит, – пояснил Лагодинский в интервью DW, – что реально поддержали план Эрдогана только 31 процент имеющих право голоса турок в Германии или 15 процентов всех жителей страны турецкого происхождения”.

Контекст

Немецкий эксперт: Турецкому обществу грозит раскол

На референдуме в Турции голоса избирателей распределились примерно поровну. Что это может означать, DW рассказал глава Фонда имени Генриха Бёлля в Стамбуле Кристиан Бракель.

Комментарий: Новая эра в Турции, или Эрдоган получает все

Президент Эрдоган добился того, чего хотел, хотя его победа в референдуме была не слишком внушительной. Голосование завершено, но остается много вопросов, считает Седа Сердар. (17.04.2017)

Пять вопросов о конституционном референдуме в Турции

В воскресенье, 16 апреля, в Турции решалась судьба конституционной реформы, направленной на расширение полномочий президента. DW отвечает на самые важные вопросы о референдуме. (16.04.2017)

Президент Турции, по словам Лагодинского, не смог достучаться до половины своих избирателей в ФРГ. Они, хотя и имеют турецкие паспорта, но живут, как выразился политолог, немецкой жизнью: “Смотрят по телевизору скучные пасхальные передачи, гуляют по дождливым немецким паркам, украшают цветами балконы или копаются в земле на нормированных с немецкой педантичностью садовых участках”.

Лагодинский считает несправедливым упрекать этих хорошо интегрированных людей в антидемократических настроениях на том основании, что “они вместо того, чтобы ринуться в консульства и голосовать за демократию, предпочли жить своими немецкими буднями”.

Есть и другие мнения. Так, некоторые немецкие политики указывают на финансовую поддержку, которую оказывает Анкара мечетям, а также турецким культурным, просветительским и молодежным организациям в Германии. Это, по мнению критиков, укрепляет влияние Эрдогана на турок в ФРГ. Выход видится в том, чтобы увеличить помощь таким учреждениям из немецких источников.
Смотрите также:

Турецкий референдум: как это было

Отказ от наследия Ататюрка

По официальным предварительным данным, около 51,2 процента турецких избирателей проголосовали на референдуме 16 апреля за расширение полномочий главы государства, 48,8 процента высказались против. Это означает переход Турции от парламентской формы правления, установленной в первой половине XX века при Мустафе Кемале Ататюрке, к президентской.

Турецкий референдум: как это было

Оппозиция не признает результат

Крупнейшая оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) и прокурдская Партия демократии народов (ПДН) намерены обжаловать исход конституционного плебисцита и требуют пересчета голосов. Многим избирателям выдавали бюллетени без официальной печати, но турецкий Центризбирком признал их действительными. Фальсификации могут составлять до 4 процентов голосов, предполагают в ПДН.

Турецкий референдум: как это было

Крупные города высказались против

В двух крупнейших городах страны – столице Турции Анкаре и Стамбуле – большинство голосовавших оказались против предложения Реджепа Тайипа Эрдогана. В Анкаре “нет” инициативе президента сказал 51,1 процент жителей, в Стамбуле – 51,4 процента. Третий по численности населения город Измир также отверг идею перехода Турции к президентской республике: там против высказались 68,8 процента избирателей.

Турецкий референдум: как это было

Как голосовали турки за рубежом

За переход Турции к президентской республике высказались 63% турок, живущих в Германии (из 650 тысяч проголосовавших), 64,9% турецких избирателей во Франции (из 150 тысяч), 71% (из 116 тысяч) – в Нидерландах. В США 83,8% граждан Турции (из 32 тысяч человек), наоборот, отвергли конституционную реформу. Против высказались и турки, живущие в России – 74% (из чуть более трех тысяч человек).

Турецкий референдум: как это было

Протесты против исхода плебисцита

Масштабных протестных акций не последовало, но в Анкаре несколько противников перехода Турции к президентской республике собрались у офиса оппозиционной партии НРП и у здания Центризбиркома. В ряде районов Стамбула и Измира люди разбивали горшки и блюдца в знак недовольства. На площади Таксим (на фото) в Стамбуле вечером 16 апреля “из соображений безопасности” было перекрыто движение транспорта.

Турецкий референдум: как это было

Референдум о смертной казни?

Первой инициативой Эрдогана после официально объявленной победы на референдуме стало предложение ввести смертную казнь. Если идея не получит поддержку большинства в парламенте, то этот вопрос тоже могут вынести на референдум, заявил президент Турции перед своими сторонниками в Стамбуле вечером 16 апреля.

Турецкий референдум: как это было

18 изменений

В конституцию Турции будут внесены 18 поправок. В соответствии с ними, пост премьер-министра будет упразднен, глава государства сможет назначать и увольнять министров и судей, распускать парламент (на фото), править с помощью указов и объявлять чрезвычайное положение. Критики реформы опасаются установления в стране диктатуры действующего президента.

Турецкий референдум: как это было

Эрдоган останется у власти до 2029 года?

Если исход референдума останется в силе, несмотря на протесты оппозиции, в Турции будет введен переходный период до 2020 года. Тогда пройдут местные, парламентские и президентские выборы, и начнет действовать новая форма правления. Один человек будет иметь право занимать пост президента два срока подряд. Таким образом, Эрдоган теоретически сможет оставаться на этой должности до 2029 года.

Сирия, гастарбайтеры и геноцид армян

Почему отношения Турции и Германии становятся хуже

За последние годы у двух партнеров — Берлина и Анкары — накопилось друг к другу немало претензий. Недовольство Германии, в которой проживают свыше трех миллионов турок, вызывает нежелание многих мигрантов интегрироваться в немецкое общество. В бундестаге уверены: часть вины за это лежит на президенте Эрдогане и его окружении, не раз призывавших немецких турок сохранять родной язык, веру и традиции. Анкара же недовольна тем, что руководство ФРГ нисколько не способствует вступлению Турции в Евросоюз. А недавно в отношениях двух стран возник дополнительный раздражитель: разгоревшийся с новой силой конфликт между турецкими властями и курдами.

Трещина в отношениях Берлина и Анкары образовалась после того, как Турция окончательно поняла: стать членом ЕС ей вряд ли удастся. В «предбаннике Евросоюза» Турция находится с 1987 года. Несмотря на это мало кто сомневается в том, что в обозримой перспективе ей не удастся стать членом единой европейской семьи. В самой Анкаре полагают, что едва ли не главным противником предоставления ей членства является Германия.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель и ее окружение вначале поддерживали идею вступления Турции в союз, однако со временем стали относиться к этой затее все более прохладно. «Немцы почувствовали, что ЕС надо не расширять, а углублять, создавая политический союз стран. Поэтому в последнее время Берлин все более сдержанно высказывается относительно перспектив Анкары. К тому же Эрдоган сформировал в стране довольно авторитарный режим, не слишком озабоченный соблюдением гражданских свобод и прав человека. В результате многие в окружении Меркель заговорили о том, что Турция вообще не европейская страна», — рассказал «Ленте.ру» научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Кокеев.

Материалы по теме

Украина рассорила

К слову, и личные отношения двух лидеров не сложились с самого начала. Многие журналисты отмечали, что между Меркель и Эрдоганом нет личной симпатии, так называемой «химии». «Отношения президента и канцлера достаточно натянутые. Эрдоган слишком харизматичен на фоне Меркель. А у канцлера такой характер, что ей не нравятся лидеры более яркие, чем она сама», — считает ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин.

Турецкие шпионы в ФРГ

В декабре прошлого года между Берлином и Анкарой и вовсе разгорелся шпионский скандал. Он начался сразу после того, как журнал Focus опубликовал статью, в которой сообщалось об аресте в Германии троих турок, подозреваемых в шпионаже. Считается, что они следили за проживающими в стране представителями турецких левых и курдских организаций, а также за сторонниками оппозиционного исламского проповедника Фетхуллы Гюлена (Эрдоган обвиняет его в попытке организации государственного переворота и причастности к коррупционному скандалу 2013 года, когда около 50 турецких чиновников и бизнесменов были задержаны по подозрению во взяточничестве).

Среди арестованных по подозрению в шпионаже оказался 58-летний Мухаммед Таха Гергерлоглу (Muhammed Taha Gergerlioğlu), бывший советник Эрдогана. Его считают организатором шпионской сети.

Материалы по теме

Сирийский гамбит

Впрочем, развития этот скандал не получил. Администрация Эрдогана все обвинения отвергла, а Меркель, видимо, не желая осложнять отношения с Турцией, от каких-либо комментариев, как водится, воздержалась. Это, правда, в очередной раз дало повод оппозиции упрекнуть канцлера в мягкотелости (в немецком даже появился неологизм «меркелить» (merkeln), означающий «быть нерешительным, сомневаться»).

Армянский вопрос

Неприятной новостью для Анкары стало то, что Германия назвала геноцидом массовые убийства армян турками в 1915 году (ранее немецкие власти использовали более мягкие формулировки). Первым об этом заявил президент ФРГ Йоахим Гаук 23 апреля, в ходе траурных мероприятий, проводившихся в Берлине к 100-летию тех событий. Вторым высказался министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмаейр: «Произошедшее (в 1915 году — прим. «Ленты.ру») подпадает под определение геноцида, я очень хорошо понимаю чувства тех, кто хочет, чтобы это называлось именно так, и доводы, которыми они руководствуются».

Материалы по теме

«Серая жемчужина» Германии

Несмотря на то что Гаук признал и частичную ответственность Берлина за те события (военные кайзеровской Германии участвовали в депортации армян), турецкий МИД ответил гневным заявлением. «Президент Гаук не имеет права приписывать турецкому народу преступления, которых он не совершал (…) Турецкий народ не забудет и не простит заявления президента Гаука», — сообщило министерство иностранных дел, пригрозив при этом, что «если Германия не откажется от такого подхода и не займет конструктивную позицию, в долгосрочной перспективе это будет иметь негативные последствия для отношений между Анкарой и Берлином».

По мнению Александра Кокеева, отрицание геноцида армян плохо сказывается на восприятии Турции в ФРГ. «Это болезненная тема для Анкары. Пока турки категорически не согласны называть произошедшее геноцидом. Германия, как страна, полностью признавшая ответственность за события Второй мировой войны, плохо относится к таким действиям турецких властей. Отрицание геноцида армян лишь отдаляет Турцию от столь желанного членства в ЕС», — уверен политолог.

Полвека с гастарбайтерами

Через несколько недель после заявления президента Гаука президент Эрдоган отправился в немецкий город Карлсруэ, где, выступив перед тысячами этнических турок, по традиции раскритиковал интеграционную политику властей ФРГ и призвал своих соплеменников в Германии сохранять веру, традиции и родной язык.

Турецкий лидер не раз просил Берлин «проявлять по отношению к проживающим на территории страны туркам больше солидарности». По его словам, для интеграции представителей меньшинства делается слишком мало. В частности, Берлин выступает против двойного гражданства, на котором настаивает Анкара. Недовольство турецких властей вызывает и частичное сохранение визового режима между странами. Как пояснил «Ленте.ру» аналитик Германского общества внешней политики (DGAP) Кристиан Бракель (Kristian Brakel), при этом сами немцы могут беспрепятственно ездить в Турцию, в то время как туркам для поездок в ФРГ необходима виза.

Немецкие турки

Турки – крупнейшее этническое меньшинство в Германии. Всего в ФРГ проживают около трех миллионов турок (по другим данным – до четырех миллионов). При этом менее половины живущих в Германии турок имеют немецкое гражданство.

Анкара в течение десяти лет просит Берлин смягчить миграционное законодательство, для того чтобы проживающие на территории ФРГ турецкие семьи могли объединиться. Германия по понятным причинам отвечает отказом. «Это можно назвать попыткой Берлина регулировать миграционный поток из Турции. Так, например, если один из членов семьи приезжает в ФРГ на заработки, имея вид на жительство, его турецким родственникам придется собирать для этого кучу разных документов», — рассказал «Ленте.ру» Александр Камкин.

В бундестаге, в свою очередь, считают, что Эрдоган делает жесткие заявления, пытаясь привлечь голоса турецких избирателей, проживающих на территории Германии. При этом в Берлине уверены, что и так немало сделали для интеграции турок, многие из которых просто не хотят принимать ценности страны, где они живут. Характерно, что хотя внуки турецких мигрантов могут получить немецкое гражданство, свыше 70 процентов юношей и девушек, продолжая жить в ФРГ, выбирают турецкие паспорта.

В свое время власти Германии допустили ошибку, разрешив туркам селиться компактно, поэтому многие из них живут в своеобразном параллельном мире, общаясь только с соотечественниками и не пытаясь выучить немецкий. Из-за языкового барьера некоторые турецкие подростки нередко бросают школу и впоследствии не могут найти хорошую работу. Существует и другая тенденция: дети и внуки турецких мигрантов, получив хорошее немецкое образование, возвращаются в Турцию, где получают более высокие зарплаты и строят успешную карьеру.

Курдская проблема

Засилье мигрантов приводит к межэтническим конфликтам на улицах немецких городов, что вызывает все большее недовольство местных жителей. И без того нередкие столкновения между турками и курдами лишь участились после того, как Анкара начала операцию в Сирии. Турки считают, что сирийские курды заодно с бойцами Рабочей партии Курдистана, официально признанной в Турции террористической организацией.

По мнению ведущего научного сотрудника Центра германских исследований Института Европы РАН Александра Камкина, по вине Анкары Берлин оказался в довольно сложной ситуации. С одной стороны, Германия не одобряет то, что турки ведут карательную операцию против сирийских курдов. Иракских курдов немцы и вовсе считают своими союзниками: они обучают бойцов пешмерга и поставляют им оружие для борьбы с «Исламским государством». С другой стороны, Берлин, негативно относящийся к режиму президента Сирии Башара Асада, вынужден воздерживаться от осуждающих комментариев в адрес Анкары. Единственное, что остается в такой ситуации Штайнмайеру и Меркель, выступающим в защиту национальных меньшинств, это призывать Турцию «не сворачивать мирный процесс с курдами».

«Немецкие СМИ постоянно утверждают, что сирийский лидер — это тотальное зло, — объясняет Александр Камкин. — При этом власти Германии понимают, что если режим Асада падет, боевики ИГ уничтожат этнические и конфессиональные меньшинства. Сирия входит в сферу интересов Великой Турции, поэтому Анкара хочет сломить официальный режим в Дамаске, поддерживая разные радикальные группировки. Ни для кого не секрет, что Турция тренирует на своей территории боевиков ИГ, снабжает их оружием, паспортами, является основной страной-транзитом для притока добровольцев, в том числе из Германии. Но на это официальный Берлин старается закрывать глаза, потому что для него падение режима Асада — более желанная цель, чем борьба с ИГ».

Источники:
http://www.dw.com/ru/%D0%BA%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%B2%D1%8B%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D1%8B-%D0%B8%D0%B7%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%83%D1%82-%D0%B2-%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B5-%D0%B8%D0%B7-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%80%D0%B5%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B4%D1%83%D0%BC%D0%B0/a-38468595
http://lenta.ru/articles/2015/08/17/german_turk_relations/
http://www.dw.com/ru/10-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BB-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%B8%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D0%BA%D0%BE%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%8B%D0%B5-%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%82%D1%8C/a-19192058

Ссылка на основную публикацию